Экскурсия не для всех: мы побывали в закрытой башне парка

 
26 068
10 января 2015 в 9:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Продолжаем показывать изнутри труднодоступные и любопытные места, в которые вы сами ни за что бы не попали. Башня обозрения для многих горожан и гостей стала одним из символов Гомеля. Редкий выпускник 90-х не карабкался смело во мраке по винтовой лестнице, демонстрируя удаль перед одноклассницами. Но конечно, острее всего в память старожилов врезалось то, что при Брежневе билетик стоил 3 копейки. Башню закрыли 8 лет назад. Гомельчане помоложе просто не знают, что находится внутри. С 2007 года здесь не появлялись простые смертные — только сотрудники дворцово-паркового ансамбля. Мы покажем, как это место выглядит сейчас, какие виды открываются сверху.

Одна из особенностей башни — минимум информации о ее происхождении. Оригинальная документация на объект не сохранилась, так что неизвестно даже точное время постройки. Историки называют приблизительно середину 19-го века.

Тогда нынешнее здание зимнего сада входило в комплекс сооружений сахарного завода. Под современной оранжереей находились (и находятся) технологические помещения. Труба как раз выполняла роль вытяжки из этих подземных комнат.

— В 70-е годы 19-го века производство было перемещено в Добруш, — рассказывает заместитель директора музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля Владимир Литвинов. — Судя по всему, тогда и возникла идея приспособить трубу под другие задачи. По крайней мере, в дальнейшем она фигурирует в разных источниках как башня обозрения.

В 1953 году на стальном листе над входом с помощью пары дефицитных электродов увековечил свое имя «эл. св. Юрченко», руководимый «бр.» по фамилии Кирый.

С годами желающих оставить след становилось все больше. После перестройки на смену электроду и гвоздю пришли маркеры и стикеры. Кто-то не ленился даже тащить краску во имя любви.

Видимо, в 19-м веке после перепрофилирования появились окошки для доступа света.

После того как люди перестали ходить сюда, посещать достопримечательность рвутся голуби. От них пришлось тщательно закупорить окна башенки на смотровой площадке.

После бесконечного хождения по спирали такую траекторию хочется сохранять некоторое время и после выхода в открытое пространство.

Это самое высокое сооружение парка — 42 метра. На 12 метров выше колеса обозрения и башни «8 Марта».

Ограждение нарастили уже в 21-м веке, раньше оно было сантиметров на 30 ниже.

 

Кстати, снаружи на башне тоже много любопытного, чего многие не замечали раньше.

Прилив нежных чувств случился с безвестными Д. И. и К. П. 27 сентября 1954 года . С тех пор все об этом проинформированы.

На стороне, обращенной к реке, заметны выбоины и аккуратные круглые отверстия. В некоторых застрял металл. «Эхо войны» или остатки каких-то крепежей?

— Скорее всего, это действительно следы пуль и осколков, — предполагает Владимир Литвинов. — Территорию парка и дворец активно обстреливали и бомбили. Причем не только в Великую Отечественную, но и в гражданскую войну. Тем не менее эта башня практически не пострадала.

Сейчас ведется разработка проектно-сметной документации на реконструкцию башни. Стены и фундамент, которым скоро стукнет 200 лет, претензий, по предварительным данным, не вызывают. Скорее всего, придется менять металл лестницы (ее возраст, кстати, тоже непонятен, видимо, ступеньки послевоенные). Также предстоит электрифицировать сооружение, осветить дорогу наверх. При СССР подниматься и опускаться приходилось в темноте. Что, впрочем, всем нравилось.

Со сроками пока все сложно, будут деньги — откроется башня. В парке говорят, что последовательно реставрируют наиболее значимые объекты — часовню, зимний сад. Видимо, затем дойдут руки до трубы сахарного завода.

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов